Детско-юношеская библиотека (тел.: 6-02-99) | Взрослая библиотека (тел.: 6-18-26) | Валериановская библиотека (тел.: 6-01-82)
C C C C
а- А+
Для слабовидящихдиктор

Мы в соцсетях

Про коронавирус

Преимущества портала Госуслуги

Поратл Культура Урала

ЛитРес

Новости

Номинация "Литературное произведение собственного сочинения. Старшая возрастная категория"

Страсти по Дарье


Я не Пушкин!.. Обидно, но уже нужно это признать. И даже не Омар Хайям (не знаю, кто это, но звучит солидно). Поэтому взяться за перо меня может вынудить только экстраординарное обстоятельство, событие, при котором безмолвствовать просто невозможно. И это обстоятельство случилось! Нужно отметить, правда, что произошло оно не сегодня и не вчера, а четырнадцать лет назад. И это уникальное явление – моя одноклассница Дашка Огонькова.

Дашка – школьная знаменитость (она же головная боль всех учителей) ещё со второго класса. Но недавно на добрую половину месяца Огонькова пропала с учительских радаров: Дарью подкосила банальная ветрянка. Одолев свой пятнистый недуг и за две недели изрядно изголодавшись по беспределу, Огонькова наконец вернулась на прежнее поле боя – в нашу школу. Возвращение, нужно отдать Дашке должное, получилось эффектным.

После второго урока, когда все начали переодеваться на физкультуру, Дашка вдруг волчком закрутилась по кабинету: она заглядывала под парты, двигала стулья, вытряхивала содержимое чужих пакетов и даже проверила батареи. Но это, вероятно, нисколько не успокоило её мятежную душу, и Огонькова впала в минутный ступор. Видно было, что Дарья отчаянно силится что-то вспомнить, но вертлявость натуры, не привыкшей к долгой сосредоточенности, мешала ей это сделать. Лицо её стало так напряжено и даже драматично, что поневоле напомнило мне женщину с плаката «Родина-мать зовёт!».

Внезапно огоньковские брови выгнулись в ещё более крутую дугу, кончик носа подпрыгнул, зрачки стали расширяться, как чёрные дыры, а из груди вырвался истошный крик: «Моя форма!..». Накал страстей, достойный трагедии Шекспира! Дашка, перепрыгивая через шнурующих свои кеды одноклассников, ураганом вынеслась из класса.

Все с нетерпением ждали развязки этой истории. Разминка на уроке физкультуры уже заканчивалась, когда в зал вплыло нечто. Нечто, отдалённо напоминавшее Дашку Огонькову. Глаза Дарьи излучали мировую скорбь, а потрёпанный внешний вид не оставлял сомнений по поводу её недавнего местопребывания. Во-первых, волосы. Можно сказать, что её шикарная каштановая шевелюра приняла основной удар на себя. По всей голове, запутавшись в густых волосах, белели осколки яичной скорлупы, торчала пара обугленных спичек, а ближе к затылку бесстыдно свисал спитой чайный пакетик. Всё, что находилось ниже гордого Дашкиного подбородка, выглядело не менее артхаусно: юбка была порвана, к рукаву прилипла наклейка от бутылки Кока-колы, сзади волочились грязная сигнальная лента и кусок рваного полиэтилена, а из левого ботинка почему-то торчала сломанная спица от зонта. И ещё огромное множество другого мусора самого разного свойства и размера хаотично покрывало печальное огоньковское туловище. Очень возможно, что если бы не душевные терзания, Дашка бы нашла возможность привести себя в порядок и не пугала бы людей. Но весь её жалкий облик выдавал человека, на голову разбитого коварною судьбой и потому о мелочном беспокоиться не способного. Думаю, Наполеон после Ватерлоо выглядел не так удручающе.

На урок Огонькова, конечно, допущена не была и из зала оказалась вежливо выдворена. По причине, разумеется, источаемых ею лёгких ноток помойного амбре.

После урока в раздевалке Дашка поведала мне причину случившихся с ней мытарств. Оказывается, собранная утром в школу Огонькова получила от мамы мусорный пакет с просьбой избавиться от него по дороге. В другой руке у Дашки был пакет с новенькой физкультурной формой. Задумавшись о высоких материях, она оказалась у помойных баков и с размаху запулила в них оба пакета. Очнулась, само собой, только когда на урок нечего стало надевать. Ринулась к помойке, пристрастно исследовала все мусорные контейнеры, но, видимо, не одна Дашка в нашем районе является поклонницей фирменной спортивной формы.

Обида кусала неудачницу за сердце. И горе во что бы то ни стало требовалось залить. Поэтому на обеденной перемене Огонькова незаметно подкинула в один стакан с компотом искусственного таракана (Дашка – тот ещё профи в провокационных предприятиях с использованием всяческих резиновых тварей). Большинство детей с возмущением отказалось от своего напитка. И когда все стали потихонечку разбредаться по кабинетам, Дарья беспрепятственно завладела живительным нектаром доброй половины школы. От непомерного количества выпитого Огонькова всю контрольную по математике отвлекала класс своим оглушительным рыганием и иканием. Пятый урок Дарья сорвала также профессионально. Посредством какого-то установленного на телефон приложения всё занятие выключала мультимедийный проектор. Только историчка начнёт показывать на карте движение войск Александра Македонского, как электронная доска тут же гаснет, а с последней парты раздаётся довольный Дашкин ик. Не сразу Нина Васильевна поняла, что к чему, а когда поняла, вколола нашему классу тройную дозу домашнего задания.

Но все отлично понимали, что эти детские выходки не зарубцуют Дашкиной душевной раны. Вселенская тоска требовала выплеска. В воздухе повисло напряжение. 8а затаился в ожидании апофеоза разнузданности и хаоса. Диверсионно-репрессивная огоньковская машина, едва запустившись, не знала уже больше ни пощады, ни жалости. Под угрозой были все. Развязка же получилась неожиданно фееричной и, как ни странно, без человеческих жертв.

На перемене перед шестым уроком Дарья сначала исполнила на партах танцы всех народов мира. Но данную концертную программу мы уже знали и поэтому понимали, что это только разогрев. Дашка придирчиво скользила взглядом по классному интерьеру. Ёе воинствующий вид говорил нам только об одном: сознание Огоньковой нервно ищет убойный вариант, как бы так совместить привычные школьные вещи, чтобы получилось нечто вызывающе-хулиганское. Мокрая тряпка…Ведро с водой… Стекло в рамах… Но всё это уже было!...

И вдруг Дашкины глаза метнули молнии, и в два прыжка, как пантера на охоте, Огонькова очутилась перед кабинетным кулером. Мы не поверили своим глазам, когда вместо того, чтобы просто утолить жажду, Дашка залихватски запрокинула голову и стала щедро выдавливать себе в рот перламутровую жижу, нажимая на носик дозатора с жидким мылом. Затем Дашкина голова резво поднырнула под краник кулера, и в разверзнутую огоньковскую пасть, весело журча, полилась струйка воды. Само собой разумеется, что через несколько мгновений из раскрытого Дашкиного хохотальника обильно пошла густая пузырчатая пена. Огоньковские глаза забегали от восторга. Неистовая Дарья вынырнула из-под кулера и, исторгая из себя плотную пену направо и налево, стала заливать кабинет не хуже огнетушителя среднего размера. Когда пенные струи истощались, Огонькова взбалтывала у себя во рту мыльную жидкость и, процеживая её сквозь зубы, вновь и вновь генерировала упругие пенные массы.

Дашка как будто обезумела окончательно! Вся в клочьях пены, с прилипшими ко лбу волосами и лихорадочным взглядом, она кругами носилась по кабинету, как мечется дикий зверёк по тесной клетке: от кулера, где заправлялась веселящими ингредиентами, – по партам, тумбам, подоконникам. Пена не переставала извергаться из Дарьи, как лава из жерла внезапно проснувшегося вулкана.

Ребята расслабились и повеселели: опасность им не угрожала, огоньковская феерия оказалось зрелищнее профессионального шоу мыльных пузырей. Кто-то врубил музыку и открыл окно. Ветер озорно гонял пенные облачка по классу. Класс резвился от души: мы бросались клочьями пены, как снежками, соревновались, кто дольше удержит на лету пенное облачко, дуя на него снизу, мастерили себе пенные прически и бороды. Огонькова же, найдя благодарных зрителей, не смыкала своё сопло ни на секунду. Короче, не перемена, а светопреставление!

Вакханалия затухла с возгласом Леньки Зайцева из коридора: «Шухер! Училка идёт!..». Дашка встрепенулась и замерла. Кабинет был похож на палубу круизного лайнера после бурной пенной дискотеки. До диверсантки, похоже, дошло: от скорости ликвидаторских мероприятий сейчас зависит «быть или не быть» ей дальше в этом учебном заведении. Оно и понятно! В безудержном экстазе Дашка начудесила не хуже пушкинской зимы: покрыла «пухлой пеленою» принтер, веб-камеру и клавиатуру компьютера, «клоками повисла» на мультимедийной доске. Здесь явно попахивало порчей школьного имущества (поди знай, выдержит ли техника такую мокрую атаку)!..

Вредить Огонькова умела первоклассно, а вот заметать следы, судя по всему, ей не приходилось. Все кинулись в бой с пеной, но истеричнее всех суетилась наша Даша: она с разбегу бросалась на парты, надеясь раздавить злосчастную пену своим телом, судорожно втаптывала пузырьки в пол, со стороны походя на пьяного чечёточника. Счёт шёл на секунды! Дашка остервенело шлёпала ладошками по доске, пытаясь раздавить пену, но проклятые пузырьки, как будто издеваясь, просачивались между пальцами и как ни в чём не бывало оставались висеть на прежнем месте. Она сдувала, смахивала, топтала, хлестала пену тряпкой и веником. Своими запоздалыми конвульсиями Дашка напоминала извивающегося на раскалённой сковороде молодого ужа…

В дверях показалась фигура Елены Витальевны. Вошла. Окинула взглядом класс. Ничего! Подошла к доске… Стала писать... Ничего! Не зря Огонькова так исступлённо долбила по тёмно-зеленой поверхности. Дашка выдохнула. Вроде, обошлось!.. Да здравствует преступление без наказания!!!

И вдруг, плавно вальсируя в воздухе, что-то белое слетело с рядом висящей мультимедийной доски. Елена Витальевна замерла. Мел выскользнул у неё из пальцев. Она провела рукой по плоскости доски… Фиаско!.. Впопыхах мы не заметили на матово-белом покрытии следы огоньковского мыльного извержения. На ладони у Елены Витальевны слабо дрожало облачко нежнейшей белоснежной пены. То ли лёгкое дуновение ветерка колыхало его, то ли горячее дыхание разгневанной учительницы.

В каком-то странном умиротворении вглядывалась я в эту причудливую горку беззвучно лопающихся мыльных пузырьков. А думалось мне, что, пожалуй, лучшим исходом для Огоньковой было бы превратиться в эту самую пену, как легендарная Русалочка обратилась в пену морскую. Но, к Дашкиному сожалению, она далеко не романтическая героиня, да и школа отнюдь не сказочный мир. А значит финал Дашкиной истории будет куда прозаичней!

Печальная музыка… Занавес… Титры…

Не люблю я этих драм, этих маленьких трагедий, ведь, как уже жаловалась, я не Пушкин. А значит про расследование, суд и казнь над преступницей пусть рассказывает кто-то другой… а мне ещё… проект писать… в самом деле…

Учителя в последнее время уж слишком с этим индивидуальным проектом стали напирать. Просто прохода не дают! Вот я и задумалась: а почему бы не исследовать что-то феноменальное. Беспрецедентное что-то почему бы не исследовать?! Ну а если всколыхнуть школьную общественность публичной защитой проекта на тему «Огонькова как прецедентный феномен»?! Вовремя, однако, сообразила, что со списком использованной литературы будет полный швах. Что, спрашивается, я укажу в библиографии, если никакой научной литературы по теме Огоньковой создать не успели?!

Пересмотрела концепцию работы, а заодно изменила название на «Огонькова. Истоки необузданной дикости» и с жадностью вгрызлась в науку. Самой простой и очевидной гипотезой, объяснявшей Дарьин буйный нрав, была фамильно-наследственная версия. В самых общих чертах выглядела она так: причина Дашкиной дикости – в её фамилии. Ну ведь не зря же Огонькова она, братцы!.. Значит, и предки её отличались необузданным темпераментом, за что и были вознаграждены соплеменниками стихийным прозвищем, которое, вероятно, прижилось и со временем стало фамилией. Ну, вроде как, Кузнецовы – потомки кузнецов, Петровы пошли от основателя рода Петра, а Огоньковы, бьюсь об заклад, жили «с огоньком», то бишь освещали своими горящими изобретательными сердцами серые доисторические будни. Этим же сейчас продолжает заниматься и их благодарный потомок – нарыв на теле школы Дашка Огонькова.

Ну вот и всё! Интрига раскрыта. Завеса тайны распахнута. Назначайте, учителя, дату защиты проекта! Дело-то ведь вовсе за малым: доказать «шипучесть» натуры огоньковских предков.

Набрала побольше воздуха в грудь и нырнула в глубину веков – прямо в толщу Дашкиного рода. В поисках заветного компромата три недели книжным червём извивалась в городском архиве и краеведческом отделе. Но увы! Подлинной интеллигентностью и глубоким достоинством обдал меня старинный огоньковский род. Выяснилось, что прапрадед Дашкин (тоже, разумеется, Огоньков) основал первое в нашем городе печатное издание, прадед – главный инженер авиазавода, дед и дядя – заслуженные учителя РСФСР, отец – режиссёр в городском ТЮЗе. По женской линии тоже сплошной институт благородных девиц. В общем, со всех сторон семья уважаемая и общественно полезная. И как только там Дашка затесалась?!

Ну, раз фамилия здесь ни при чём, значит будем искать истоки Дашкиной дикости непосредственно в объекте исследования – в самой Дашке. Выдвинула новую гипотезу: может, вулкан какой извергался в день появления Дашки на свет и передал ей часть своей природной энергии. Ну не зря же в ней всё так кипит, пузырится и клокочет! На семь раз перепроверила по интернету мировые сейсмологические сводки четырнадцатилетней давности. Ни вулкана, ни землетрясения, ни вспышек на солнце, ни даже пресловутых перепадов атмосферного давления! 760 мм ртутного столба. Везде и всюду. Как по заказу!

Не сдалась! Рентген вон тоже не сразу свои лучи открыл, тоже, поди, пришлось повозиться! Мы, учёные, должны быть несгибаемы. Наша сила в упорстве.

Три ссосанных чупа-чупса и вуаля… Осенило! Ай-да Машка!.. Ай-да сукин сын!.. Ой!.. Я же ведь не Пушкин. (Ну, впрочем, про это уже не однажды было…).

Ну конечно же! Падение метеорита! Громыхнуло небесное тело, и поглотила едва родившаяся огоньковская личность ударную дозу внеземной энергии. И как же я сразу не догадалась?!. Ведь Дашкина харизма не иначе как космического масштаба! Прошарила весь интернет, перелистала космические энциклопедии, даже случайно подключилась к онлайн-симпозиуму по астероидно-кометной безопасности… Вхолостую!.. Метеориты не падали, астероиды с орбит не сходили, хвостатые кометы Земле в этот день не досаждали… Луна в Венере. Сатурн в седьмом доме… Короче, полная космическая идиллия.

Да и вообще, самым грандиозным происшествием, случившимся в день Дашкиного рождения, оказалась победа ярославского «Шинника» над пензенским «Витязем» с разгромным счётом 3:0. Ну местечково как-то!.. Не Дашкин это уровень!

Тих и безмятежен был день 27 февраля 2007 года от Рождества Христова. Пропала версия! Канула в научное небытие, едва родившись!..

В общем, сколько я ни билась над трактатом «Огонькова. Истоки необузданной дикости», ни истоков этих, ни предпосылок так и не обнаружила.

Решила перезагрузиться. Семь мятных эскимо, три минуты на турнике вниз головой… И вот череп уже трещит от креатива. К чёрту традиционные формы!.. Да здравствует новаторство в проектной деятельности!..

Сфонтанировало сразу две идеи. Либо бомбану в эпистолярном жанре – напишу в городскую газету для школьников фундаментальную статью под названием «Советы начинающим диверсантам (из опыта работы Огоньковой Д.)». Либо отсниму для своего ю-туб канала серию видеоинструкций для учащихся «Кошмарим школу с огоньком. Лайфхаки от неистовой Дарьи». Ну натурально же, проект! Практическая значимость, новизна работы, актуальность исследования – всё на месте!

Оба варианта – просто пушка! Как выбрать между гениальным и исключительно выдающимся?! Накидала тезисы к статье, смонтировала пилотный выпуск «Лайфхаков» и отправилась к учителям за советом: какой продукт моей творческой мысли лучше в качестве индивидуального проекта.

Но вместо предвкушаемой похвалы столкнулась с чудовищным непониманием: педагоги категорически отказались признавать мои потуги за проектно-исследовательскую работу. Двое пошли зелёными пятнами. Трое убедительно попросили не позорить школу. А директор даже пригрозил «исторгнуть» меня из образовательного учреждения «на пару с объектом исследования». И очень просто! Так и сказал: «И очень просто!..». Ну обидно!.. Ничего ж не сделала!..

В общем, на своей шкуре довелось убедиться: незаурядные умы в любые времена зажимают. От темы Огоньковой пришлось отступиться: рано мне ещё диссидентствовать… школу-то охота закончить!.. Сейчас вынуждена уподобиться безликой серой массе. Буду писать проект по теме «Роль пословиц и поговорок в нашей речи». У нас в школе уже восемь человек так защитились. Только пословицы меняют. Надеюсь, на мне система не даст сбой.

P.S. А с Дашкой всё хорошо. Такие люди приспосабливаться не станут!.. И обязательно победят!.. Вот увидите, дурь из неё выйдет и её именем ещё улицу назовут! История благосклонна к бунтарям и одиночкам!

Книга недели

Рецензии на книги

6+10+12+16+18+

Наши координаты


город Качканар,
5А микрорайон, дом 7А
Телефон: (+734341)6–02–99
E-mail:

Ждем Вас
со вторника по пятницу
с 10 до 19 часов
без перерыва
В субботу с 10 до 18
без перерыва

Выходные: воскресенье, понедельник.

Последний четверг месяца — санитарный день.

В летнее время
(с 1 июня по 31 августа)
выходные дни — суббота, воскресенье.

город Качканар,
ул. Гикалова, дом 6
Телефон: (+734341)6-18-26
E-mail:

Ждем Вас
со вторника по пятницу
с 11 до 19 часов
без перерыва
В субботу с 10 до 18
без перерыва

Выходные: воскресенье, понедельник.

Последний четверг месяца — санитарный день.

В летнее время
(с 1 июня по 31 августа)
выходные дни — суббота, воскресенье.

посёлок Валериановск,
ул. Лесная, дом 5А
Телефон: (+734341)6-01-82

Группа в соцсети "Одноклассники"

Ждем Вас
со вторника по пятницу
с 11 до 19 часов
без перерыва
В субботу с 10 до 18
без перерыва

Выходные: воскресенье, понедельник.

Последний четверг месяца — санитарный день.

В летнее время
(с 1 июня по 31 августа)
выходные дни — суббота, воскресенье.

 

Посетители

Сегодня22
На этой неделе345
В этом месяце1967
0+